Национально-освободительное движение в Африке

НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ИДЕОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В АФРИКЕ При ознакомлении с африканской философской и общественно-политической мыслью бросается в глаза обилие идеологических влияний и порой эклектическое соединение отдельных концепций, почерпнутых из различных философских школ «Африканец на пути своего становления должен, по нашему мнению, быть восприимчивым ко всякому опыту, — писал один из видных деятелей партии Суданский союз, С. Бадиан Куяте, — должен быть, как говорил Эме Сезэр, чувствительным ко всем дуновениям мира».

В развивающихся странах положение иное. Здесь средневековье еще не только не изжито, но во многих странах господствует. Здесь влияние религии на массовое сознание несравнимо больше, здесь религия на каждом шагу властно вторгается в общественно-политическую жизнь, и вместе с тем здесь она еще не исчерпала возможностей известного сотрудничества с демократическим движением. Разумеется, допущение такой возможности вовсе не исключает того, что религия использовалась, используется и будет использоваться силами реакции и консерватизма.

Идеологи левого крыла национальной демократии, по существу, приходят к сходным выводам. Они отчетливо сознают, что отношение к религии — это вопрос философский и политический. При этом взаимопроникновение философии и политики настолько глубоко, что порой трудно сказать, где кончается одно и начинается другое. В Африке, так же как и в ряде стран Азии с древними религиозными традициями, проблема религии не может быть сведена к философским спорам. Конкретные условия Африканского континента диктуют необходимость приспособления к религиозным чувствам масс. А. Секу Туре отмечал, что «во всех странах, где образование не очень развито... иррациональные элементы играют свою роль и руководители должны их учитывать, чтобы психологически не ущемлять население».

Колониальный гнет, подавление местной культуры и традиций превращали религию в отдушину для национального чувства, в ней концентрировалось национальное сознание. В ряде случаев официальная религия не только не противопоставила себя освободительному движению, но и сыграла в нем выдающуюся роль, чем в огромной мере упрочила свое влияние в массах. Так, в Северной Африке при большом многообразии социальных и природных условий, этнического состава населения ислам служил важным фактором объединения местных народов для сопротивления колониальному режиму. В прошлом и в начале нашего века именно религиозные деятели выступали здесь как глашатаи национальных антиколониалистских устремлений. Возникшее в ту эпоху движение исламской реформации, выступившее против средневекового мистицизма, насаждавшегося религиозными братствами (марабутизм), и провозгласившее возврат к источникам ислама, к примитивной простоте и силе раннего ислама, отказ от институционализации церкви, строгое соблюдение правил мусульманской морали, энергичную проповедь исламизма и арабизма, стало непосредственным предшественником национально-освободительного движения и во многом подготовило для него почву, хотя в то же время продемонстрировало свою неспособность обеспечить идеологически движение национального возрождения. «В революционной борьбе против колониального режима алжирцы поняли, что одного ислама недостаточно в качестве идейной базы,— писал Амар Узеган. — Панисламизм давно обнаружил свою неспособность освободить мусульманские страны от европейского ига. В союзе с улемами, реформаторами, религия была заново истолкована в соответствии с алжирским патриотизмом. Исламизм снабдил идеологической структурой революционный национализм, который покончил с марабутизмом, орудием колонизации и полуфеодальной земельной собственности». Странам Тропической Африки также известны случаи, когда религия использовалась против чужеземного господства.

В материалах VI съезда партии Суданский союз отмечалось, что в отличие от многих стран мира в Мали служители культа не противопоставляли себя народу, а, наоборот, разделяли его горести и устремления, что религия не представляла в Мали власть или централизованную, иерархию, зависящую от какой-либо другой страны.

Учитывая широкую популярность религии, противники социального прогресса в Африке пытаются отколоть от масс революционный авангард, объявив его противоречащим вере. Проблема религии превращается, таким образом, в проблему связи с массами. Национальные демократы видят вполне справедливо свою заслугу в том, что они не позволили реакции изолировать их от масс, спекулируя на религиозных чувствах. А. Секу Туре подчеркивал, что колониалистская. реакция в религиозных кругах пыталась оторвать Демократическую партию Гвинеи от народных масс, обвиняя ее в антирелигиозное, атеизме и коммунизме. Однако эти попытки, пишет А. Секу Туре, были сорваны благодаря уважению ДПГ к религиозным чувствам, ее умению, используя демократические принципы религии, объединиться со всеми концепциями прогресса, демократии и свободы,

Оглавление
террасная доска купить минск цены