Национально-освободительное движение в Африке

КЛАССЫ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА Классовые отношения — коренная проблема всей общественной и политической мысли. Не удивительно, что эта проблема не только оказалась в центре внимания африканских идеологов и политиков, но и стала предметом споров и острых разногласий. Прав X Бургиба, когда, говоря о существенных расхождениях во взглядах на строительство социализма между Социалистической дестуровской партией и другими африканскими и неафриканскими течениями, в качестве наиболее важного пункта разногласий выдвигает борьбу классов. Именно эта проблема в ее как внутринациональном, так и международном преломлении приводит к дифференциации африканской политической мысли. Именно на этой проблеме последовательнее и ярче, чем на любой другой, можно проследить три доминирующие тенденции, три главных направления идеологии современного национально освободительного движения в Африке

они совершенно не опровергают марксистских представлений о роли рабочего класса в демократической и социалистической революции. Определение А. Каида в известной мере применимо к этапу революции, носящему общедемократический характер, но если иметь в виду задачи революции социалистической, то оно, бесспорно, не способствует ясному пониманию перспективы.

В том, что касается форм классовой борьбы, идеологов национальной демократии АНДР отличает значительный радикализм. Если платформа АСС и ряда национальных демократов в странах Тропической Африки опирается на идею желательности и возможности мирного решения классовых противоречий, то лидеры АНДР делают упор на вооруженные, насильственные методы осуществления революционных целей. «Мы считаем, — говорит X. Бумедьен, — что радикальные социальные преобразования, полная ликвидация всех видов эксплуатации и всех видов экономической зависимости в большинстве случаев вынуждают неимущие классы в обществе, получившем формальную независимость, прибегнуть к вооруженной борьбе, которая становится их правом и единственным путем, ведущим к свету». Этому предшествует заявление о том, что только политическая независимость, добытая в вооруженной борьбе, в большинстве случаев превращается в подлинную независимость.

Думается, что в данном случае идеологам национальной демократии АНДР в какой-то мере свойственио понимание классовой борьбы в первую очередь как борьбы с империализмом, возведение в общее правило для всей антиимпериалистической борьбы методов, успешно примененных в Алжире и диктуемых, по мнению лидеров АНДР, повсеместно и сегодняшними условиями ряда народов, борющихся против империализма. Здесь сказывается абсолютизация собственного опыта, перенесение исторически преходящих моментов борьбы на революционный процесс в целом.

Тезис о насилии как единственной форме последовательного революционного действия также нашел яркое и тщательно разработанное воплощение у Ф. Фанона.

Его книга «Проклятьем заклейменные» представляет собой настоящий гимн революционному насилию.

Фанон выдвигает ряд верных положений: что колониализм—это мир насилия, что угнетенные должны быть готовы прибегнуть к насилию, что оно способно пробудить, мобилизовать и сплотить народ. Его призыв к насилию — реакция на реформизм и склонность буржуазно-националистических партий к компромиссу. Но вместе с тем само насилие трактуется чрезмерно узко —, как вооруженная борьба, и эта форма насилия абсолютизируется.

Если бы Фанон обосновывал необходимость насилия тактической невозможностью в конкретных условиях добиться революционной цели иными путями, его позиция была бы безупречна, но она требовала бы пересмотра всякий раз, как созревали бы новые условия. Насилие, его формы, мера — это вопрос тактики, так же как и ненасилие. А тактика, чтобы соответствовать меняющимся условиям, должна быть гибкой.

Забывая об этом, Фанон возводит насилие в принцип, освящает его и выводит подчас не из тактических, а из иррациональных, прямо-таки мистических соображений, связанных к тому же с воспеванием стихийности. Фанон говорит о врожденном насилии, об «осадочной» агрессивности колониального населения, которые ищут выхода и находят его в мускульной и эмоциональной разрядке, в преступлении, в братоубийственных конфликтах. Освободительная борьба для него не столько стратегическая необходимость, сколько результат «интуиции народа», переорганизации в должном направлении «врожденного насилия». С насильственными методами Фанон связывает многие преимущества — здесь и освобождение от комплексов, и активизация народа, исключающая представление о «герое-освободителе», и демократизация, и воспитание интеллигенции в духе верности массам и т. д.

Однако и здесь позиция Фанона не выдерживает испытания. Опыт ряда стран, в том числе и АНДР, показывает, что само по себе революционное насилие не гарантирует верности целям революции, не обеспечивает подлинного участия народных масс в управлении, не спасает от бюрократизации, коррупции и лицемерия.

Оглавление
order cialis 20mg online