Национально-освободительное движение в Африке

КЛАССЫ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА Классовые отношения — коренная проблема всей общественной и политической мысли. Не удивительно, что эта проблема не только оказалась в центре внимания африканских идеологов и политиков, но и стала предметом споров и острых разногласий. Прав X Бургиба, когда, говоря о существенных расхождениях во взглядах на строительство социализма между Социалистической дестуровской партией и другими африканскими и неафриканскими течениями, в качестве наиболее важного пункта разногласий выдвигает борьбу классов. Именно эта проблема в ее как внутринациональном, так и международном преломлении приводит к дифференциации африканской политической мысли. Именно на этой проблеме последовательнее и ярче, чем на любой другой, можно проследить три доминирующие тенденции, три главных направления идеологии современного национально освободительного движения в Африке

Игнорирование или затушевывание уже вполне проявившихся тенденций классообразования и форм классовой борьбы характерно для ряда представителей африканской общественной мысли. Общеизвестно, что унаследованный от первобытного общества институт племенных вождей постепенно феодализировался. Гвинейская газета «Оройя» призывала «к радикальному подавлению реакционной и эксплуататорской системы вождей племен» в процессе административных и социальных реформ, а видные представители «африканского социализма» предлагают рассматривать традиционных вождей не более как опекунов, чье влияние ограничивается лишь религией и обычным правом.

Очевидно, что растущая эксплуатация Африки частным иностранным капиталом и развитие национального капитала приводят к формированию рабочего класса, а вместе с ним и к возникновению классового антагонизма между трудом и капиталом. Однако Сенгор не считает эту проблему существенной для современной Африки Бесспорная мысль о необходимости использования частного капитала в интересах экономического прогресса излагается им с подтекстом солидарности труда и капитала Сенгор прав, говоря о более высоком уровне материальной жизни рабочего в сравнении с крестьянином, но он совершенно неправ, сводя к этому всю суть социальной проблемы и объявляя рабочих привилегированным классом вместо того, чтобы поставить вопрос об эксплуататорском классе, национальном и чужеземном, эксплуатирующем и рабочего, и ремесленника, и крестьянина.

Любопытно сравнить это рассуждение Сенгора с положением Арушской декларации ТАНУ, которая также не проходит мимо материального неравенства между трудящимися города и деревни. «Хотя, когда мы говорим об эксплуатации, мы обычно думаем о капиталистах, — записано в декларации, — мы не должны забывать, что в море много видов рыбы и они поедают друг друга. Крупные рыбы пожирают мелких, а мелкие еще более мелких. Есть два способа деления народа в нашей стране. Мы можем поместить капиталистов и феодалов на одну сторону, а фермеров и рабочих — на другую. Но мы можем также разделить народ на жителей городов, с одной стороны, и сельских жителей — с другой». Нельзя отказать этому положению в объективном учете обстановки на основе признания кардинального факта классового размежевания. Отметим, что во втором варианте деления в Арушской декларации противопоставляются не рабочие крестьянам, как это делает Сенгор, а жители городов жителям деревень.

Проблема классовой борьбы имеет в африканской идеологии не только внутринациональные, африканские, но и международные аспекты. Речь идет о характеристике классовой структуры современного буржуазного общества и о понимании классового характера антиимпериалистической борьбы, возможностей сотрудничества в ее процессе с пролетариатом развитых стран. Для национал-реформистской ветви «африканского социализма» характерна идеализация современного капитализма в духе новейших веяний западного буржуазного реформизма и отрицание принципиальной общности интересов рабочего класса развитых капиталистических стран и народов, освободившихся от колониального ига в борьбе с монополистическим капиталом, предрасполагающее к концепции «богатых и бедных наций» (см. главу II). Оба эти момента, как мы видели, логически связаны с отрицанием классовой борьбы в африканских условиях.

В буржуазной африканистике весьма распространена мысль о том, что отрицание классовой борьбы свойственно почти всем идеологам современного национально-освободительного движения. Американская социал-демократка Маргарет Роберте пишет: «Это правда, что есть африканские лидеры, мыслящие категориями существования или неизбежного роста классов, но такая позиция не характерна. Помимо Южной Африки приверженцы ее сводятся в основном к ориентирующейся на коммунизм Африканской партии независимости в Сенегале, к небольшой, но энергичной группе в Народной партии конвента в Гане и к нескольким крошечным коммунистическим партиям в Африке». Л. Тома утверждает, что, согласно не только Л. Сенгору, но и А. Секу Туре и М. Кейта, в Африке не существует классов. Американский исследователь Эндрэйн также считает, что Секу Туре не видит классов в африканском обществе. Тут желаемое выдается за действительное, и в этом сказывается одна из тенденций буржуазных исследователей, стремящихся принизить значение сдвигов в идеологии национально-освободительного движения.

Оглавление
buy viagra online . price of daily cialis cheap cialis ejaculation with cialis